Письмо 7, о чувстве вины

Привет, ДД!

Мы уже не общались тысячу лет! Нет, наверное, меньше. Точнее, общение шло в одну сторону – я писал журнал, ты, возможно, его читал, так что какое-то неявное общение шло. А вот письма целенаправленно тебе я не писал, это правда. И до меня почти не доходили твои отзывы на мои предыдущие записи и на письма тебе.

В моих письмах тебе о синдроме задерживания (прокрастинации) я немного уже говорил о том, что в основе этого явления страх не оправдать ожиданий. Думаю, что чувство вины тоже вносит свою лепту если не в формирование устойчивой привычки откладывать нужное, то, как минимум, в цементирование уже созданной привычки.

Ведь что такое чувство вины? Это осознание несоответствия себя реального своим ожиданиям. Ты должен был поступить так, а поступил эдак, и это «эдак» — неправильный поступок. И ты себя за этот «эдак» начинаешь винить, причем иногда даже самобичевать. Помогает ли это избегать в будущем «эдаких» поступков? Вот тут я не уверен.

С одной стороны, вроде как психика при этом страдает, и должно закрепляться нежелание поступать неправильно. Как собака Павлова – поступок-звонок-удар_током. Потом собака уже подумает, поступать ли так, что после этого бьют током. А с другой стороны – психика, она ведь хитрая. Ей не только положительный эмоции нужны. Ей просто эмоции нужны, и окончание негативной эмоции волнует не менее, чем начало положительной, и наоборот. Смекаешь, о чем я? О том, что чувство вины – это эмоция. И чем она сильнее, тем чаще подсознательно будешь поступать неправильно, чтобы было плохо, и когда перестанет быть плохо, то станет хорошо! Человек боится одного – покоя, и, прячась от этого покоя, он готов делать то, за что на следующий день ему будет стыдно.

У меня спокойная офисная работа. На мне не висят кредиты, я прилично трудоустроен, и меня вряд ли выгонят прямо завтра. Психика спокойна, стабильна и пуста, как мусорная корзина утром. И я делаю то, что делать не должен – например, бездельничаю, занимаюсь журналами, читаю новости, прокрастинирую, откладываю все на последний момент. Что я имею в итоге? Чувство. Очень сильное чувство. Чувство вины. И эмоциональное ощущение полноты бытия, когда я искупаю эту вину чем-то незначительным, несоразмерным тому ущербу, какой я нанес своим неправильным поступком.

Вот такая у меня бывает жизнь. Ты ведь спрашивал у нашего общего знакомого: бросается ли в глаза, что человек живет с чувством вины? Как человек, живущий с чувством вины, скажу: не бросается совершенно. Только иногда вина прорывается в моменты, когда я расстроен или ослаблен. В остальное время внешне я вполне успешен, по крайней мере, для непосвященных.

Отступление от темы: а ты сам читаешь мои записи, или тебе их распечатывает ребенок и ты читаешь их на бумаге? Согласись, для полного ощущения чтения письма «как в старые времена» нужно, чтобы письмо было написано от руки. В нашем с тобой случае я могу написать что-то от руки, отсканировать как изображение в этот журнал, а ребенок тебе отпечатает эту сканированную копию. Боюсь только, что мой почерк и в лучшие времена был неидеальным, а сейчас, когда я больше печатаю, чем пишу, он вообще никуда не годится. Так что ты подумай, может, все-таки лучше пусть будут печатные буквы. Или я себе фантазирую, ты снова стал сидеть за компьютером сам? Хотя я вот в этом очень сомневаюсь.

Кстати, когда я веду этот журнал, у меня тоже есть чувство вины. Это же совершенно бесполезное дело, как ты когда-то отметил, и я эту точку зрения поддержал. Тем не менее, мы оба здесь, читаем и пишем (по крайней мере, я). А ведь мог, например, английский подучить. А самое сильное чувство вины я испытывал, когда отрывал от учебы время и ухаживал за своей будущей женой. Я представляю, чем бы все могло кончится, если бы я поступил правильно!

В общем, бывает так, что твои представления о правильном и неправильном меняются. И тогда оказывается, что себя надо было хвалить, а не ругать. Но потом понимаешь: да какая, собственно, разница? Вина, радость – суть эмоции, и их ты получил сполна. Так что радуйся!

Удачи тебе.

Я.

Комментарии отключены.