Письмо 8, о нестабильном будущем, моем месте в нем и соцсетях

Привет, ДД!

Давно я тебе не писал, признаю. Но ты не можешь, в принципе, быть на меня в обиде — ты ведь мне не пишешь вообще))) Не подумай, пожалуйста, что я в обиде или еще в каких глупых чувствах, но мне было бы проще получать от тебя хотя бы тени реакции почаще.

Собственно, я мало что интересного могу тебе написать. Ты знаешь, я не люблю политику, даже если она вламывается в мой дом. Выборы, слава Всевышнему, уже позади, так что до весны (или даже на ближайшие лет десять) можно расслабиться. Не скажу, что я не ходил на выборы. Ходил, конечно, глупо отказываться от собственного права. Но могу определенно сказать, что результаты были предсказуемы еще до того, как выборы завершились. Единственное, что меня удивило, это то, что на общественный протест вообще была какая-либо реакция. Я ожидал, что ее, реакции, не будет вообще. Может быть, еще лет сто-сто двадцать, и мы действительно станем похожи на демократические страны: мы будем сыты, расслаблены, демократичны и нашу территорию будут отгрызать более голодные и многолюдные соседи с юга или востока. А мы будем помогать им толерантностью. Вот только кто тогда займет наше место — место буфера и плавильни разных наций и мировоззрений, религий и парадигм? Ведь не так много стран, которые лежат на таком цивилизационном разломе. Так что если Ключевский был прав в отношении того, что историю страны в большей степени определяет ее географическое положение в самом широком смысле слова (климат, растительность, рельеф, и как следствие — соседи и исходные условия), то, поскольку они у России весьма специфические, то и жизнь у нас будет отличаться от жизни наших соседей.

Историк из меня аховый, как и вообще гуманитарий, так что единственный вывод, который я могу сделать из обрывков моих знаний и информации о современных российских реалий, это то, что легко и просто не будет, будут недовольные, будут проблемы, и все, что у меня есть — это немного сбережений и трудовых навыков, которые, если что, то не спасут. Ни серьезной недвижимости в столице, ни оружия, ни «запасного аэродрома» в виде удаленной от столицы усадьбы. Так что если громыхнет, то будем с женой барахтаться или умирать. Жалко будет, если детям не повезет, это да, но тут уж я ничего поделать не могу.

Вот одного я не могу понять, неужели тебе действительно нужно читать эту вату моих слов, без основной мысли и темы, да еще и убогую по средствам выражения этого отсутствия основной мысли и темы? Ну раз читаешь, то ладно, продолжу, мне всегда нравилось писать для лояльных читателей, благо, что отсутствие основной мысли и темы делает такое сочинительство делом приятным и легким.

Я, между прочим, ушел практически из социальных сетей. Это те большие сайты, на которых толкутся люди, прожигая жизнь и рабочее время, и которые совершенно прошли мимо тебя. Вдруг, в какой-то момент, я понял, что общение там не дает мне ничего вообще, кроме потери времени. Я игрался этими сайтами так, как когда-то игрался в компьютерные игры и в операционные системы, я настраивал эти сети под себя и находил ошибки, я структурировал информацию и делал комментарии к чужим записям и фотографиям. А потом читать ненужные комментарии на мои комментарии и отвечать на них… И начинается круговорот фигни в природе. Хотя я учетные записи оставил, но уже совсем уже перестал туда ходить. Просто грохнуть, наверное, глупо, это еще более демонстративно, чем просто оставить все как есть. Ты умеешь пользоваться компьютером, появляешься в Интернете, но тебе удается держать его «на коротком поводке», что вызывает дикую запись у меня.

В общем давай считать эту мою запись бессодержательной, зато знаменующей мой возврат к написанию в журнал чего-то стоящего, в том числе и для тебя. Поверь, мне бы очень хотелось написать что-то интересное, у меня даже всякие заметки и замыслы есть. Но вот никак не получилось. Зато, пока писал это письмо, понял, что главное я хотел тебе сказать — я бросил соцсети, вернулся в журнал, я не вижу стабильного будущего, жду худшего и понимаю, что в этом худшем будущем мне не выжить. Это меня не пугает совсем, зато учит ценить то, что у меня сейчас есть — этот цветок рядом с компьютером, удобный редактор, хорошее кресло и вкусный кофе. А еще то, что голова пока варит, и тело не болит. Не правда ли, у меня много хорошего еще есть?

Счастливо тебе, друг. И до следующий писем. Не сердись на меня за это письмо, написать тебе хотелось, а собраться так, чтобы написать что-то стоящее у меня не вышло.

Комментарии отключены.