Димочка, защитник малых сих, или История о грядущем дожде

За окном, несмотря шесть часов вечера, уже почти темень. Это потому, что дождь собирается. Давайте я вам историю про дождь расскажу, офисную. И хотя сейчас не весна, а осень, история получится вполне весенняя.

Есть у нас мальчик – Дима. Вообще-то он не мальчик, а вполне даже мужчина, ему уже за 30, но выглядит он специфически, и называют его поэтому соответственно. Вот представьте, как рисовали на старых пасторалях деревенских мальчиков – румяные щечки, светлые кудри, голубые глаза и наивность во взгляде, граничащая с идиотизмом. А теперь представьте, что мальчик вырос и ему исполнилось «уже за 30». Представили? Вот так и выглядит наш Димочка – детский взгляд, голубые глаза, метр восемьдесят росту, почти центнер веса, светлые кудри и та самая наивность во взгляде. Естественно, наивность только внешняя, потому что деревенские мальчики с пасторалей, вырастая, превращаются в деревенских мужичков с непременной хитрецой в словах и действиях. Нашему Дмитрию не привелось вырасти в деревне, он вырос в городе, и поэтому такое яркое существо с одновременно детским видом и вполне взрослыми габаритами является моим коллегой. И сколько я его помню, с самого начала как он у нас появился, его называют «мальчик Дима».

Как работник Дмитрий вполне ничего так, хотя работает быстро и небрежно. Склонен к несколько авантюрным шагам, но не от зловредности или неграмотности, а скорее от той самой неизбывной деревенской хитрецы. При должном контроле становится замечательным и беспроблемным работником. И только иногда, если начальники расслабляются, может приподнести сюрприз в самой неожиданной области нашей офисной жизни. Вот приблизительно так, как в этой истории, про дождь.

Как часто бывает с городскими людьми с сельскими корнями, Дмитрий – дачник. Вернее, ДАЧНИК!!! Настоящий, самозабвенный дачник, с саженцами в машине по пятницам, старой ванной на участке для сбора воды и бочкой для сжигания чего-то-там. Каждую зиму он грезит о грядущих посадках, роет Интернет в поисках особого вида сирени или яблок, выискивает особые рекомендации по посадкам фасоли, огурцов или установке теплицы. Да, он реально садит на даче вместо газона какие-то съедобные растения! Хотя цветы там тоже есть, но скорее как необременительно дополнение. Крестьянские корни в нем дают себя знать по полной программе, так что под цветы выделены те части участка, где не посадишь ничего полезного. Гены, как говорит моя мама, пальцем не раздавишь.

В этом году садоводчески-огородная истерика Димочки привела к тому, что рассаду он притащил в офис. Прямо на подоконник. Не могу, говорит, спокойно работать, зная, что она там дома без присмотра. А вдруг, говорит, дите поломает, жена не польет, кошка объест, и вообще… Я, говорит, теперь рядом с рассадой себя спокойнее чувствую и работать буду лучше.

Ну хрен с тобой, рассудили мы, маньяк, зато тихий. И кому эти ящики на подоконнике мешают? Подоконники широкие, ящиком больше, ящиком меньше, а человеку от этого счастье. Пущай растет. Какие-то хилые зеленые стебельки в деревянных ящиках заняли свое место под солнцем в нашей вполне московской конторе.

Потом произошло то, чего никто не ожидал. Нет, рассада не превратилась в тропический лес и на ней не выроли ананасы. Все намного хуже. Все, кроме Дмитрия, про нее забыли! Дмитрий ее поливал, холил и лелеял, а мы все просто не обращали на нее внимание, не видели вообще! У нас случилось коллективное «замыливание глаз». А тут совершенно неожиданно (для нас, по крайней мере) в наш офис приехал Представитель Зарубежного Партнера. Есть у нас такая мистическая сущность – сидящие «за бугром» граждане, которые имеют с нашей организацией общие дела. И как-то так сложилось, что эти дела имеют такое непреходящее значение для нашего директората, что Представителя Партнера встречают, как инспекторскую проверку в вооруженных силах – чисто вымытым плацем и построенным в парадном строю личным составом. Дамы в этот день являются в строгих, но нарядных костюмах (белый верх, черный низ, косметики минимум, но хорошая, в глазах – обаяние), мужчины – в скромных галстуках и трезвые, а уборщицы убирают не только там, куда легко пройти, но и там, где надо убирать.

И вот когда Представитель вошел в сверкающий нашими дамами и чистыми стеклами офис, чтобы облагодетельствовать нас своей иностранной улыбкой и парой фраз на английском, его взгляд, до того безучастно скользящий, вдруг споткнулся. На чем именно, мы все сначала не поняли. Ну вы уже поняли, да, мои догадливые? Правильно. На двух чудовищно невписывающихся в интерьер современного офиса деревянных некрашенных ящиках с рассадой, которые парадно возвышались на подоконнике и дружно зеленели молодой листвой явно сельскохозяйственного назначения. Представитель озадачился и явно пытался соотнести нашу деятельность, не имеющую ничего общего с сельским хозяйством, биологией, зоологией и деревянными ящиками, с увиденным на нашем подоконнике. Когда его, явно нетренированная, фантазия иссякла, он прибег к помощи нашего шефа. Дескать, это вот чего? Для работы, без сомнения, ибо в кабинете ничего постороннего, конечно, быть не может, но только, мол, для какой именно работы? Может, чем помочь нужно? Вполне благожелательно так спросил, хотя и озадаченно.

Шеф обвел глазами народ. Народ безмолвствовал. Только Димочка как-то виновато бочком пробирался к подоконнику, видимо, решив защищать зеленых друзей до последнего, если понадобиться – грудью. Шеф, поймав движение, строго вопросил, направив свой стальной и холодный взгляд на Диму:

- Это чего у вас тут?

И Димуля, мигнув телячьими наивными глазами, выдал фразу, вспоминаемую при каждом удобном случае:

- Это с газона. От дождя прячем!

- Какой дождь? – опешил шеф, видимо, уже смирившись с мыслью о предоставлении политического убежища газонной флоре на вверенной ему территории — На этой неделе его не было и не обещали!

- Так ведь когда-то пойдет! – выдал ему Дмитрий убежденным голосом — В это время у нас всегда дожди идут. Вот и в прошлом году были. Значит, и в этом году будут!

И шеф не нашелся, что сказать. Он просто «завис», как компьютер, которому не хватило ресурсов.

Народ внимал. Шеф продолжал «висеть», или соображать, как выкручиваться. Иноземец ничего не понял, но выражение наших лиц ему что-то сказало, так как он молча развернулся и покинул помещение четким, почти строевым шагом. Не знаю, что там ему наплел шеф, но предполагаю, что Представитель уехал в полной уверенности, что мы выращиваем на рабочем месте марихуану.

Ящики покинули нас через неделю – когда подошло время высаживать рассаду. К тому моменту они были покрашены в серый офисный цвет, и на каждом была бирка – «Ответственный – Дмитрий Такойто». А Димочку шеф, в моменты раздражения, с тех пор иногда называет синоптиком – за безошибочность прогноза, или гринписовцем – за заботу о газонных растениях.

Комментарии отключены.