Письмо 12, о доверии и планах на будущее

Добрый день, ДД!

Я не писал тебе сто лет. Я даже не знаю, читаешь ты мой журнал или нет, потому что ты человек непредсказуемый. Надеюсь, что читаешь. О чем хотелось бы поговорить с тобою сегодня?

Хочу поговорить о доверии. Не ищи специального повода для этого, в нашем общении ты его не найдешь. Среди миллиона тем, которые мы с тобой обсуждали, никогда не было обсуждения этой темы, при том, что я тебе доверял безоговорочно всегда, а ты, я уверен, доверял мне. Энциклопедия трактует доверие как «уверенность в поступке другого человека определенным образом». Я почему-то сразу представил, что ты свяжешь доверие с предсказуемостью, а предсказуемость — с примитивностью, это совершенно в твоем стиле (без обид, пожалуйста, я вполне могу ошибаться). Наверное, какие-то связи между этими понятиями есть, но вот для меня ты совершенно непредсказуем, при этом я тебе доверяю. Для меня «доверие» — это некоторая положительная составляющая уверенности, что-то со знаком «+», нечто с фоном симпатии. Ведь можно быть уверенным в негодяйстве человека, знать, как он поступит в следующий момент — и не доверять ему.

Намного проще доверять тому, с кем у тебя общие ценности, похожий жизненный опыт и о ком ты много знаешь. Тогда у «уверенности в чужом поступке» есть некоторые рациональные основания. Это своего рода доверие соратнику, коллеге, сослуживцу или однокашнику-ровестнику, им доверяешь потому, что более или менее знаешь, о чем они думают и как они относятся к тебе лично.

Мы с тобой — другая история. У нас с тобой, в силу различий в менталитете, образовании, времени рождения, кратковременности и разорванности общения и прочих причин не так много рациональных оснований доверять друг другу, но, тем не менее, мы доверяем. Почему? Думаю, потому, что не зря в составе слова «доверие» лежит слово «вера». Вера — это же тоже уверенность в чем-то, но без рациональных оснований. Вот верят люди в бога, и прекрасно обходятся без рационального доказательства этого факта. Одновременно не меньше людей верят в отсутствие бога, тоже зачастую обходясь без рационального доказательства. Причем и те, и другие иногда считают, что такое рациональное доказательство у них есть))). Я доверяю тебе потому, что доверие, как симпатия, может быть результатом постепенного, медленного и неравномерного сближения людей, выявления друг в друге некоторой основы, тех значимых для другого ценностей, которые и дают основание (пусть даже призрачное) быть уверенным в его поступках. Сложно сказал, да? Но думаю, что ты понял.

Мы сближались, узнавали друг друга, уважали чужие ценности, понимали, как они важны, и постепенно возникло доверие. Это доверие очень разных людей, часто несогласных друг с другом, но в чем-то понимающих друг друга и испытывающих друг к другу определенную симпатию. Я снова повторю — я не верю в доверие без симпатии. Нет симпатии — нет и доверия, а есть лишь разной степени обоснованности уверенность в том, что ты можешь предсказывать чужие поступки, что может дальше быть основой для манипуляции. И я ценю твою симпатию.

А вот чего я не понимаю, так это попыток проверить доверие. Если есть проверки, то нет доверия. Доверие нельзя проверить, потому что доверие — это вера, это уверенность, которые не требуют проверки, даже если они ложные. Это знание укрепляется проверками, но не уверенность. Уверенность, как и доверие, это то, что не ДО знания, это то, что ПОСЛЕ. Так что если кто-то проверяет чье-то доверие, то доверия нет. Есть попытка получить знание, а это, как ты понимаешь, совсем другая история. И совершенно дико выглядит попытка выразить доверие через нечто осязаемое, например, в дензнаках или других материальных ништяках. Это уже не имеет никакого отношения к симпатии, это просто какая-то фигня из разряда манипуляции или дурновкусия.

А сложно ли разрушить доверие? И да, и нет. Сложно, потому что то, что складывается постепенно, трудно развалить одним неловким движением. И легко, потому что достаточно одному понять, что другой имеет свою, собственную и непонятную ему систему ценностей, как пропадает та самая уверенность в действиях определенным образом, которая и есть основа доверия. Просто начинаешь понимать, что другой — это такой на самом деле «другой», что ты его не знаешь, и, возможно, никогда не узнаешь в той степени, что необходима для доверия. Так что доверие разрушить легко, нужно только знать, как за это взяться.

А вообще любая уверенность имеет в своей основе вероятность ошибки. Поэтому и говорят часто об обманутом доверии или о невозвращенном кредите доверия. То есть доверяют авансом, а потом убеждаются, что ошиблись. Так тоже бывает сплошь да рядом, и главное, когда это произошло, не разочароваться во всем мире.

Что-то я в конце о неприятном. Давай лучше о приятном. В рамках наших с тобой давних договоренностей-обсуждений задумался о том, чтобы написать что-то забавное на основе того, как поступал и как учился в славном мужском монастыре под названием военное училище). Мои близкие называют мои записки «мемуарами», но не язвят, а ласково посмеиваются, типа «кто-то собирает марки, кто-то пишет мемуары, лишь бы по бабам не бегали и водки не пили». Я целиком согласен с их оценкой, так что надеюсь, что дальше будет меньше поводов для таких развернутых унылых размышлений.

Комментарии отключены.