Украинское непостижимое, или Что осталось для меня непонятным год спустя

Ровно год назад мы вывезли маму с Украины. 9 мая 2014 года на последнем не опоздавшим на несколько часов крымском поезде, с парой сумочек мы покинули страну, где остались могилы наших предков, где родился я, моя жена, мои дети и многие из моих родителей. Уже случилась Одесса, и было давящее предчувствие, что так просто все не закончиться. Но что бы ни было дальше с той территорией, которая сейчас называется Украиной, мы всегда будем продолжать интересоваться ее судьбой и принимать все события, происходящие там, близко к сердцу.

За этот год случилось очень многое. Женился сын, моя мама пытается с огромным трудом вписаться в жизнь моей семьи, трудно, постепенно осознавая свое место в ней. Внезапно оказалось, что граждане одной страны не только могут сжигать друг друга кустарными «коктейлями Молотова», но и применять друг против друга системы залпового огня и боевую авиацию.

Но самым непостижимым для меня является то, как странно, глупо и молниеносно рассыпалась существующая властная система в конце февраля — начале марта 2014 года. Ни одна воинская или милицейская часть не перешла на сторону новой власти, хотя с юридической стороны их приход был абсолютно нелегитимным хотя бы уже из-за нелегитимной процедуры отрешения от власти прежнего трусливого и ублюдочного президента. Имея большинство в парламенте, партия регионалов просто уныло обгадилась, растерялась и явила всей стране и всему миру то, что никакая они не власть, а просто набор ничтожеств на депутатской зарплате. Удивительно, но вся правящая вертикаль Украины не родила для страны ни одного вменяемого лидера, которого бы признавали депутаты и подчинились бы сотрудники исполнительной власти. Ни у кого не хватило ума-полномочий-решимости отдать приказ милиции на охрану Верховной Рады, чтобы обеспечить бесстрашное голосование. Никто не обратился к милиции и к армии. Это значит, что власть, фактически, выронили из рук испуганные бездарные управленцы, и все, что оставалось — это просто поднять ее с пола самым хитрым и беспринципным из их оппонентов.

Все, что происходит дальше, является прямым следствием бесхребетности одних и зашкаливающей глупости других. Обстрелы, пещерный национализм, шквальная пропаганда с обеих сторон, расчеловечивание оппонентов — что еще будет?… До чего дойдет военная риторика и отсутствие государственного мышления? Мой прогноз, увы, самый нерадужный: война будет продолжаться, и будет длиться годами, вовлекая все новых и новых участников, тлея и вспыхивая от провокаций и малейших искорок непонимания. И будет множится число сирот и «людей войны», искалеченных, обозленных и слабо приспособленных к жизни в мирное время.

Наверное, я скоро перестану писать обо всем этом… Хотя и не перестану думать.

Комментарии отключены.