Письмо 1, с вводными замечаниями

Привет!

Я знаю, что ты читаешь мой журнал. Не ругай, пожалуйста, свою жену – это не она мне сказала. В век Интернета приватность стала фикцией, и есть масса способов узнать, что ты заходил в мой блог без расспросов твоей лучшей половины.

Я уважаю твое право на анонимность. И уверен, что ты уважаешь мое право обращаться к тебе теми способами, которые у меня остались. Мне не хватает нашего общения. Я знаю, что ты мне не ответишь, не скажешь мне адрес своего нынешнего e-mail (если он вообще у тебя есть) и вообще никак себя не проявишь. Ты принципиален и последователен во всех своих решениях, и, когда ты сказал мне, что не будешь больше ничего писать в Инете, я почему-то сразу поверил, что так оно и будет. Как говорится, каждый выбирает по себе щит и латы, посох и заплаты… Но я уверен, что, поскольку ты читаешь написанное мной, то у меня при встрече будет шанс обсудить все это с тобой.

Кроме того, я нуждаюсь в том, чтобы представлять себе своего читателя. До сих пор мне это было сложно – тот, кто меня читал, был для меня загадкой. Теперь я знаю, к кому мне обращаться и что я должен писать. Может, это выглядит ненормально – обращаться к близкому другу анонимно через интернет-ресурс – но я, как и ты, могу вспомнить массу случаев, когда мы поступали не так, как все нормальные люди. Одно наше общение, длившееся целые сутки подряд, без перерыва на сон и почти без еды (на одном ведь чае с яблоками сидели, кому сказать – не поверят!) чего стоит. Так что если наше общение устраивает меня, автора, и тебя, читателя, то почему бы и нет? Жаль только, что комментариев твоих, как и твоего ответа, придется ждать долго. Зато будет о чем поговорить при встрече, и конечно будет выпито целое ведро твоего знаменитого чая. Так что давай, запасай уже все необходимое.

По вполне понятным причинам я воздержусь в своих письмах к тебе от очень уж личных событий. Жанр лытдыбра – это не мое. Думаю, что на общедоступном ресурсе должно находиться только то, что хотя бы гипотетически интересно не только автору записей. Но я обещаю, что хотя бы основное, что происходит в моей жизни, ты узнаешь. (Замечу мимоходом: ну почему все у нас с тобой так сложно? Ну хотя бы e-mail можно было бы и сохранить за собой, чтобы я не искал дорогу между Сциллой душевного эксгибиционизма и Харибдой эзопового языка. Но я надеюсь на лучшее, принципиальный ты наш).

В общем, хотелось бы, чтобы ты не пропал окончательно. И я надеюсь, что мое следующее письмо будет более информативно, потому что в нем уже не будет вводных замечаний. Техническая школа, будь она неладна, просто заставляет сначала изложить условия применения, а уже потом – выкладывать материал. Но уж за что можно поручиться, так это за то, что такая подача материала тебя не удивит – у нас ведь одинаковый бекграунд.

В конце – бытовое. В Москве жара. Ну может не такая сильная, как у вас, но жарко, больше тридцати. У меня в комнате кондиционер, но я почему-то нормально переношу и улицу. Зато везде появилась масса пляжно одетых девушек. Я никак не могу привыкнуть к такому количеству открытого тела! Понятное дело, жара. Но вот в такое пекло видеть девушек в колготках – просто ужас. А я уже увидел двоих таких, вчера и сегодня. Новый градоначальник ломает асфальт на тротуарах и кладет плитку. Недалеко от моей работы лежал отличный новый асфальт, теперь его сломали к черту, и то, как положили плитку, просто пугает – черные люди метали ее, как уголь в топку, а потом лупили резиновыми молотками. У нас во дворе давно лежит плитка, выглядит это красиво, но ее перекладывают и чинят каждый год. Неужели такое будет со всеми городскими тротуарами? Что-то верится с трудом.

Передаю привет тебе от моей жены. Ей тоже тебя не хватает.

Комментарии отключены.