Архив меток: история

Вера Набокова — муза, жена, агент и литератор

Меня всегда волновала тема спутника жизни великих людей. Набоков, безусловно, великий писатель. Можно спорить о том, какое произведение Набокова является главным в его жизни — «Дар» или «Лолита», пишет он лучше по-английски или по-русски, согласны ли Вы лично с его трактовкой Пушкинского наследия или нет, но для меня лично и для многих читателей его литературный талант бесспорен. Ну правда, язык его меня просто завораживает.

И почти всю жизнь рядом с ним была его жена Вера — авторитарная, самоотверженная, дьявольски работоспособная, умная и безгранично верящая в мужа, в его талант и даже в его гениальность.

Я иногда думаю: состоялся ли Набоков как литературная величина без его Веры, или так бы и сгинул в эмигрантском болоте? Вероятность последнего, увы, достаточно невысока, если учесть, что Набоков был очень непрактичен в житейском плане и совершенно не блистал организованностью, так необходимой в общении с издателями, журналистами, фотографами, администраторами и прочим людом, который всегда крутится в книгоиздательском деле.

Что можно прочитать о Вере в Сети, кроме Википедии:

  1. Статья в Огоньке;
  2. Статья в ExLibris;

Ну и часто цитируемая книга Стейси Шифф «Вера (Госпожа Набокова)», вышедшая в «Издательстве Независимой Газеты». Я читал только отрывки, но то, что читал, было интересно.

Девушка-палач, или Анька-пулеметчица времен Великой отечественной

Даже и не знаю, зачем я рылся в Интернете, как и почему наткнулся на эту статью в белорусской газете. Прочитал, был поражен, потом нашел эту статью в Википедии.

Девушка 21 года от роду, Антонина Макаровна Макарова, стала палачом-пулеметчицей, в образованной гитлеровцами области под названием «Локотское самоуправление». Своими руками эта молоденькая особа расстреляла более 1500 человек — партизан, заложников, женщин, стариков и детей.

Потом она более 30 лет скрывалась на территории Белоруссии, жила под чужим именем, была уважаемым членом общества, женой и матерью. Может, даже бабушкой успела побывать.

В 1978 году она была обнаружена и арестована. В 1979 году — расстреляна по приговору суда, единственная женщина, к которой после войны была применена высшая мера наказания.

По ее утверждению, Антонина Макаровна Макарова-Парфенова-Гинзбург никогда не испытывала угрызений совести за то, что она делала.

Это ведь тоже кусочек войны — предатели, психопаты, сломанные судьбы, поступки, за которые стыдно. Шрамы на совести людей и целого народа. Один из таких народных шрамов — комсомолка, работница, студентка, медсестра, нажимающая на курок выданного ей «Максима».

Военный парад 9 мая, и вообще парады

Даже если в стране не будет совсем денег, даже если все правительство будет состоять из толерантных инвалидов-негров-гомосексуалистов прозападной ориентации или из религиозных фундаменталистов провосточной ориентации. Государство — это не только набор институтов подавления и общественного влияния. Государство  - это набор символов. А военный парад в значимые для государства дни — самый явный символ.

Сталин, который обучался в духовной семинарии, понимал значение символов. И Ленин понимал значение символов. А вот Ельцин, как мне кажется, не понимал, ему советники подсказывали. Ельцин был мастером подковерной интриги. Поэтому с яркими визуальными государственно-значимыми символами, да и с идеологией в целом, во время Ельцина было туго. Наверное, самое разрушительное, что произошло в то время с нашей страной, это не обрушение национальной валюты и не исчезновение вкладов целой страны, а исчезновение миропонимания целой страны, исчезновение целостного мировоззрения. Поэтому и процветали проходимцы из Аум Сенрике, белые братья, а сейчас находят себе почву для влияния салафиты и другие пришлые религиозные проповедники.

Поэтому надо постепенно формировать систему символов. Потом — систему образов. А потом — если доживем — идеологию. Потому что без идеологии люди беззащитны. В социальном смысле идеология — это как набор стереотипов в повседневной жизни, вроде как «встал-умылся-позавтракал-почистил зубы». Во что превратиться наша жизнь без стереотипов, если каждый день надо решать заново, как чистить зубы, когда умываться, и надо ли вообще это делать? Становится ли рабом тот, кто чистит зубы не задумываясь?

Так что парады нужны. Выставьте хотя бы один батальон. Хотя бы на 10 минут. Хотя бы с легким стрелковым вооружением, если по каким-то причинам не хотите выводить технику. Хотя бы один раз в год. Но надо!