Архив меток: концепция

Декларация о намерениях от 21.09.2013, или Что тут будет дальше.

Настоящим фиксирую, что основная часть записей, касающихся лично меня, больше не будут размещаться здесь. В дальнейшем я буду писать их старым дедовским методом — ручкой  в тетради.

Тут останутся те чужие материалы, которые по каким-то причинам хочется утащить к себе, и плоды моего художественного вымысла. Напоминаю опять сказанное в п.3 Замечаний, что написанное от первого лица тоже является выдумкой. В этом смысле я вдохновлен примером Чарльза Буковски, который везде писал от первого лица, и так замешивал правду с вымыслом, что не могли разобраться  даже близкие ему люди.

Отмеченное выше будет действовать до тех пор, пока мне не надоест. Когда надоест, будет размещена другая Декларация.

О платформах публикации и концепции этого журнала

Некоторое время назад у меня была концепция: более-менее большие кусочки текстов только сюда, никакой копипасты, а все мимолетное — в Твиттер или в Тамблер.

Пожил в Твиттере — не понравилось. 140 знаков для меня — мало, я вообще не люблю ограничения.

Пожил в Тамблере — тоже не понравилось. Ограничений вроде нет, копипастить легко, но вот то в одном месте трет, то в другом… В общем, вернулся сюда.

Теперь буду сюда писать в рубрику «00_стенка» то, что захотелось вбросить без обдумывания, а в рубрику «утащенное» — то, что захотелось утащить. Если ограничения создают проблемы только мне, и не касаются других людей, как это происходит с концепцией этого журнала, то почему бы не изменить концепцию?

Евангелие от обывателя с амбициями, ведущего сетевой журнал

1) Не стремись писать так, чтобы специально понравиться многим читателям. Массового читателя интересуют сиськи, анекдоты, кошечки, приколы и сплетни, и если тебе это говно не нравится, то читателей будет у тебя мало. Этот корм массовому читателю нужен регулярно, лучше — ежедневно, а иначе и читать тебя будут недолго. Если тебя волнует изменчивость, недалекость и незаинтересованность в тебе толпы, то не пиши вовсе — для тебя придумали буфер обмена и журнал Бигдана.

2) Не читай чужие журналы, чтобы сравнить их со своим. Если чужой журнал будет лучше — будешь завидовать, если чужой журнал будет хуже — будешь читать говно, если чужой журнал похож на твой — будет скучно. Так что так или иначе, тебе будет плохо. Дурное это дело, страдать от того, что пишешь хуже талантливых профессиональных журналистов или радоваться, что пишешь хуже тупой курицы. Так что читай лучше свой журнал.

3) Не пытайся улучшить старые свои записи. Старые записи были написаны молодым тобой, и показывают тебя таким, каким ты был тогда. Когда ты исправляешь старые записи, ты смотришь в прошлое, а когда пишешь новую запись — движешься в сегодняшнем. Напиши новую настолько хорошо, насколько можешь именно сейчас, и оставь себя в вечности (только не надейся, что ты действительно в ней останешься).

4) Пиши о том, что тебе нравится и тогда, когда хочется. Процесс письма должен доставлять удовольствие, а не быть каторгой, как и все, чем ты занимаешься. Просто если тебе повезет, написанное тобою кому-то понравится и тебя похвалят.

5) Не жди признания читателей или критиков. Даже когда тебя будут читать и хвалить, помни: это признание будет не прямым результатом твоего таланта, а просто лично твоим выигрышем в литературной лотерее. Для того, чтобы понять это, почитай кого-нибудь из давно забытых писателей, например, XIX века — поймешь, что он писал точно не хуже тебя. Очень часто ругают гениев, а хвалят временщиков.

6) Читай учебники русского языка, классические произведения русской литературы и заглядывай (хоть иногда!) в словари! Даже если ты не будешь писать ничего, кроме заявления на отпуск, тебе все равно пригодится хороший язык. Писать с ошибками — позор. Работай над этим, даже Пушкин не гнушался заглядывать в учебники. И не читай современную прозу и переводы — они написаны плохим языком, депрессивны и способны испортить вкус.

7) Не относись серьезно к своей писанине. Она, на самом деле, даже тебе самому, в общем, не нужна, не говоря об остальном мире. Хорошо, если ты это понимаешь. По-настоящему страшно, если ты не только считаешь свою работу серьезной, но и уверен, что ее ждет мир. Тогда тебе лучше построить дачу или записаться волонтером в одну из бесчисленных благотворительных организаций — ничего так не прочищает мозг, как реальные свои заботы или чужие проблемы.

И последнее. Даже если ты все делаешь хорошо, никто ничего не гарантирует.

Письмо 11, о причинах привлекательности Дзена для западных людей

Дорогой ДД!

Пришедшие наконец в столицу морозы дали толчок моему вдохновению))). И я опять начал читать о Дзене.

Мы когда-то общались на эту тему. Тогда я тебе не смог сформулировать мое мнение о том, почему именно Дзен стал так популярен на Западе. При этом я не сравниваю Дзен, например, с йогой — последняя популярна в качестве физкультурной практики, а не религиозной. А Дзен на Западе нашел своих сторонников именно как медитативная и религиозная практика, и в этом смысле Дзен — самая популярная восточная практика.

Читать далее

О готовности к худшему

Я всю жизнь готовлюсь к худшему. Еще с советских времен я знал, что бывает дефицит. Даже хлеб могут вовремя не привезти, поэтому надо быть готовым действовать в условиях, когда хлеба нет. Например, жевать сухари.

Интернет, когда он появился, тоже «радовал» тем, что он может исчезнуть в любой момент. Даже когда в мою московскую квартиру пришел провод, все равно было понятно, что в любой момент могут или украсть сам провод (было два раза), или обвалится провода, которые уходят от дома к маршрутизатору (было один раз), либо от маршрутизатора к провайдеру верхнего уровня (было один раз, во время ледяного дождя). Поэтому я не удивляюсь, но мудро киваю головой с видом «Я же вам всем говорил, да?», когда пропадает связь, электричество, ложится сайт, умирает провайдер или дымит блок питания в компьютере.

Проблему усугубила профессия инженера, которая состоит в том, чтобы знать, что плохого может произойти в тот или иной момент времени. Ведь инженер – это кто? Это тот, что думает, как бы сделать что-то в условиях, когда все может поломаться. Вот я и есть инженер. Поэтому, зная, как работает вычислительная техника, не верю ей ни на грош. Во всяком случае на столько, чтобы доверить ей свою жизнь. Подумайте об этом, когда будете проходить компьютерную томографию или вживлять водитель сердечного ритма.

Поэтому главная нежизненная проблема, которую я решаю в данный момент, это куда писать мысли о жизни, если бумага ненадежна и в ней плохо работает поиск, а Интернет пропадает тогда, когда нажимают на кнопку рубильника?

Есть такая мысль: когда недоступен Интернет, писать на бумагу, и потом сканировать сюда в виде единичного изображения. А вот большие записи писать на бумаге и обрабатывать потом на компьютере, они того стоят, как мне кажется. И еще. Хорошо бы купить автомат и ящик консервов.

Я параноик, я знаю, что никак не сводит на «нет» приведенные аргументы.

Цитата дня: Пелевин и блоги обывателей

Когда человека долго кормят рекламой, экспертизой и событиями дня, у него возникает желание самому побыть брендом, экспертом и новостью. Вот для этого и существуют отхожие места духа, то есть интернет-блоги. Ведение блога — защитный рефлекс изувеченной психики, которую бесконечно рвет гламуром и дискурсом.

Пелевин

Эта цитата сделала мой день. Потому что я действительно не нахожу рациональных аргументов для демонстрации своих мыслей на таких общедоступных ресурсах, какими являются блоговые платформы. Наверное, истина не так зла, как написал о ней Пелевин, но она где-то близко. Я всматриваюсь в себя, и понимаю, что если бы у меня было меньше времени, или если бы я был глубже вовлечен в реальную жизнь, то я бы никакие журналы не вел. Кроме того, я отлично понимаю, что объективно у меня нет настолько важной и нужной информации, которой было бы необходимо делиться с миром.

Обыватель в качестве блогера жалок всегда, когда обладает иллюзиями в отношении ценности собственного блога. В этом смысле массовые блог-сайты(например, тот же ЖЖ) есть стопроцентно обывательская платформа, потому что там даже у бездарного блога появляются читатели. Сам факт наличия читателей и реакции на написанное искривляет картину мира и повышает самомнение автора. И он,  автор, начинает думать о своем детище несколько лучше, чем оно есть на самом деле, и воспринимать его куда серьезнее, чем оно того заслуживает.

Здесь, на заброшенной в глубины Интернета площадке, легче видеть правду. А правда проста: никому, кроме пишущего, в 99,9% случаев написанное не нужно. Да и ему написанное ценно только в момент творения, и только благодаря тем эмоциям, которые приносит факт творения и вид созданных тобою букв на экране монитора, в совокупности с мыслью, что, пусть даже случайно, их может увидеть кто-то еще.

Укрепи меня, Всевышний, в отношении понимания реальной ценности моей писанины, разгони мои иллюзии, дай мудрость видеть мир таким, каким он есть, хотя в отношении моих букв. Аминь.