Архив меток: желания

Письмо 13, об эвтаназии

Добрый день, ДД, и надеюсь, что он действительно добрый!

Поговорим о добровольной смерти. Если точнее, об эвтаназии. Номер письма к моему выбору не имеет никакого отношения, хотя суеверные особи наверняка решат иначе.

Читать далее

Что бы я хотел делать

Дети выросли. Скоро стану дедушкой. И с особой остротой понимаешь, как многого уже не добьешься. Что многие пути уже закрылись. Меня давно не возьмут машинистом электропоезда в метро — там обучение до 35 лет. И во многие другие места — тоже.

Когда я еду на работу, у меня обычно настроение типа «вот сейчас приеду, как возьмусь работать! все попеределаю, и еще в запасе силы останутся, чтобы пару записей написать!» А потом вижу стопку скучных бумаг, отодвинутую в сторону потому, что от них тошнит, читаю скучные слова, и буквально вижу, как на месте одной решенной задачи вырастают две новые. И внутри что-то такое скукоживается, вянет и умирает. Я в душе — бюрократ и формалист, но такой, который ненавидит бумаги!

И сегодня, выходя из дома, поймал себя на мысли, что лучшее, что я бы мог делать — это сидеть на вычислительном центре, возясь с операционными системами. Не видя людей, видя только экраны. Это не потому, что я их не люблю, людей. Просто возня с техникой — это такая огромная игра. В этой игре все интересно. А чтобы найти красоту в работе с бумагами, нужно иметь какие-то особые внутренние качества, которых, похоже, у меня нет. И я очень не уверен, что их можно воспитать.

Интернет-зависимость

Хотя ученые до сих пор спорят, есть интернет-зависимость или нет, я уже точно знаю, что есть. Даже не по собственному опыту, а по опыту друзей и знакомых. Да, я тоже скучаю, когда не могу проверить почту или когда не читаю свой фид-ридер. Но у меня это не является такой уж проблемой, я могу легко забыть со временем о том, что я туда не ходил, особенно если я увлечен какой-то проблемой или отдыхаю на море, к примеру.

Но вот видеть молодого человека, который, просыпаясь, идет не в туалет или в ванную, а к компьютеру, это уже диковато. А самое интересное, это его поведение в случаях, когда компьютер недоступен. Там полная клиническая картина психологической абстиненции — беспокойство, нервные срывы, бегающие глаза, резкие движения рук и все такое. В общем, то, что я видел, и есть зависимость в чистом виде.

Теперь возникает законный вопрос: как лечить? Особенно, если у него профессия будущая — программист? И нужно ли лечить? В качестве эксперимента парня просто отключили от всякого электронного барахла в деревне. Он помучился, но ему быстро нашли полезное и нужное занятие — помощь в строительстве сарая. Все было более-менее хорошо, пока не его не построили. И тогда снова в глазах тоска и скука. Так что при борьбе с зависимостью мало забрать машину и доступ к Сети, надо еще и дать что-то полезное, что увлечет пациента.

А вот просто «пребывать здесь и сейчас» такие ребята не могут. Тогда и появляется беспокойство, которое приводит к всяческим порокам. Наверное, эта способность находиться в покое и отличает зависимого человека от независимого. Если бы меня кто-то читал, я бы спросил: «А вы как думаете?», но поскольку я тут один в пустыне, то ограничусь просто формулированием мысли.